Главная » ЗДОРОВЬЕ » ЧП В Родильном Отделении Мне Показали Спасительному Важность Совместной Работы

ЧП В Родильном Отделении Мне Показали Спасительному Важность Совместной Работы

Дело я не могу забыть это еженедельный сериал, который слышит от людей, работающих в забое государственной службы о случаях они несли с собой на протяжении всей своей карьеры.

 

На этот раз, акушерство анестезиолог Аннушка детали Обилак, на что это похоже, когда дело с отказом оборудования в середине аварийной ситуации на трудовом отделении.

 

Если у вас есть история, которую вы хотите рассказать, пишите lucy.pasha-robinson@huffpost.com

Я акушерский анестезиолог по профессии и покрыть чрезвычайные ситуации на трудовом отделении. Дело в том, что я не могу забыть, произошло в середине ночи, как они так часто делают.

Сдвиг начался, как и любой другой на родзале. Палата была занята, но не запредельно. Аварийный зуммер ушел только один раз пока, слава Богу, для маленьких граций. Так, после проверки с моей акушерской и акушерка коллег, что все прошло спокойно, я искал убежище в дежурке.

Двадцать минут спустя, мой телефон сошел с сигнализации ‘акушерская скорая, театр одного. Кубок брошенных чай, я пробежал самую короткую дистанцию в операционной комнате. По дороге, я прошел через все возможные сценарии, которые могут быть ждет меня. Может быть, сердечный ритм ребенка слишком низкий? Или это может быть что пуповина выскочила первой сдачи крови ребенок рискует? В любом случае, у меня был план A и B и C происходит через мой ум.

Именно в таких ситуациях, что я часто вижу команды здравоохранения, работает в лучшем виде. У всех же есть четкий приоритет, получить мама и малыш благополучно. И так, я нашел все, стоя чуть выше, глаза больше сфокусированы и готовы на любой сценарий, который должен был быть представлен им. И о мальчик, мы попали в джек-пот осложнений с этим пациентом.

Акушерско доктор Катя молодая женщина в театре началась передача.

Это госпожи Ю. Она не побывал в этой больнице. На самом деле, она не побывал в Великобритании. Она здесь навестить семью. Она представила с предродовые кровотечения ориентировочная кровопотеря почти литр по данным парамедиков. Она не говорит по-английски и поэтому детали мы и те и те передали от семьи к санитарам, — он отбарабанил.

Как мы слушали сердцебиение малыша, наш пациент начал плакать. Пульс ребенка был опасно низким, и поэтому мы приняли решение провести краш-кесаревым сечением.

Как хирурги подготовлены, я дал нашему пациенту кислород, пытаясь получить как можно больше информации, как я мог, чтобы как можно более безопасно управлять анестезией. Врачи новорожденным делают то же, что ребенок был недоварен на два месяца.

Так, там мы были. У нашего пациента было кровотечение. Кроме того, она была на седьмом месяце беременности, не говорят по-английски, и мы были ограничены медицинскую историю – и она должна была получить срочную операцию. Только для этого пациента, мы отмечали несколько глав из книги акушерских чрезвычайных ситуаций.

Но мы говорили себе: ‘у нас есть это.’ Эта команда, что я так горжусь, привык работать, как хорошо смазанная машина. Мы получили через наши до операции проверяет тогда я дал наркоз и хирурги начали процедуру. В течение минуты, ребенок был и с группой новорожденных. Они быстро оценили и подготовили ребенка для передачи в отделение интенсивной терапии новорожденных. Ребенок показывал признаки жизни, и мы чувствовали себя кратковременное мытье облегчения. Однократно, потому что наш пациент был все еще кровоточит и не стабильный.

Хирурги и сам постоянно обновляли друг друга за портьеру, как наша пациентка поживает. Как они возвращаются, что они видели на хирургическом месте, я ответил, Какие лекарства я давала и насколько стабильна она. В конце постели, помощника театр держал нас в курсе с количеством потерянной крови во время операции. Я помню чувство глубокой благодарности, работает с командой, которая продолжает говорить друг с другом. ‘Они и мы’ просто не существовало в тот момент.

После сдачи крови и много лекарств, и некоторые ловкие работать хирургами, нам удалось закончить работу со стабильным пациента.

Можно подумать, что после всего этого, мы бы сделали. Но нет. Наш пациент был еще один сюрприз для нас.

Как мы перевели ее на кровать палаты, ее кровяное давление упало до опасного уровня, и ее пульс резко выросла. Что теперь?

На авто-пилоте, который вы разрабатываете, как вы тренируетесь, чтобы справиться с угрожающими жизни состояниями, мы бежали через возможные причины и быстро обнаружила, что ее нижние конечности были развивающиеся сыпь. Так что еще один аварийный зол из этой книги – угрожающая жизни аллергия.

Я применял все лекарственные препараты для лечения аллергической реакции и через минуту, мы вернулись на трек. Быстрый звонок в реанимацию взрослого, чтобы позволить им знать, что они имели предстоящем приеме и мы благополучно за нашего пациента от них.

Что это за дело, что выделяется для меня? Да, наш пациент был достаточно уникального сочетания проблем, с которыми ночь и да, это все было очень драматично. К счастью, и мать, и ребенок делал очень хорошо, и ушел из больницы без осложнений. Однако то, что застряло у меня в голове команда. В этой комнате было почти 15 человек, кто отложил все дела, чтобы работать вместе. Они отложили их беспокойства для пациента, усталость от ночной смены, низкий уровень биржевой техники за счет средств, надвигающихся экзаменов, приболевшего ребенка дома, тревога долга…все. Наш тренинг помог нам сосредоточиться и спасти жизнь этой женщины и ее ребенка. И мы сделали это хорошо.

Таких случаях, как один напоминают мне, почему я люблю эту работу.

Аннушка Обилак является анестезиолога акушерство

Оставить комментарий